Скільки коштує полікуватися чи Скільки коштує хороший лікар?

Якось один хірург розповів мені історію, як в золоті часи загального споживацького буму він, тоді молодий, але вже вміючий добре оперувати лікар, вирішив придбати квартиру.

(далі – рос.)

Не бог весть что – обычную трешку на Троещине. Денег на покупку не хватало, и он обратился в банк.

Помните, это было время, когда банки давали кредиты почти всем? Так вот. Изучив документы, банк в кредите отказал. Официальная зарплата врача не гарантировала возврат кредита. Пришлось одалживаться по знакомым.

“Я за год эти деньги, конечно, вернул, но вы не представляете, как мне было стыдно, когда банковский клерк отказал мне в кредите!”, – рассказывал мне этот хирург.

“Коррупция!” – уже слышу отдельные возмущенные крики. Ладно, давайте с другой стороны.

Не так давно мне пришлось заниматься крупным ремонтом в доме. Естественно, сантехников, плиточников и маляров я подбирал не на вокзале, а по рекомендациям знакомых.

Как выяснилось, люди эти очень заняты, и записываться к ним приходилось как к хорошему парикмахеру или стоматологу – за неделю минимум. То есть, эти люди обеспечены работой постоянно, десять часов в день, шесть дней в неделю.

В результате нехитрых подсчетов я пришел к выводу, что заработная плата хорошего строителя, работающего в Киеве, составляет плюс-минус десять долларов в час или 2-3 тыс. долларов в месяц.

Риторический вопрос: кто-то на самом деле считает, что зарплата оперирующего хирурга должна быть меньше?

Опыт иных государств мне говорит – однозначно нет. Поскольку зарплата врача, ошибка которого может стоить пациенту жизни, в цивилизованных странах раз в пять минимум выше зарплаты строителя.

Так почему наше общество в своем подавляющем большинстве решило, что 200 долларов (а это официальная зарплата того же хирурга) достаточно, чтобы требовать от него бесплатную операцию?!

“Мы платим налог, государство должно!” – да, да, знаю, слышал не раз.

Медицинская реформа, с той или иной успешностью, была проведена во всех без исключения постсоветских странах еще в конце девяностых – начале двухтысячных. Наше же с вами государство на 25-ом году независимости только начало разговаривать о медицинской реформе – и только в прошлом году предприняло робкие шаги в этом направлении.

Автономизация предприятий охраны здоровья, “деньги за пациентом” – все это правильно, но все предыдущие годы людям в медицине надо было выживать. В результате и сложилось то, что в народе называют “коррупцией в медицине”, а лично я считаю системой компенсации для отрасли, которая десятилетиями недофинасируется.

Платная пленка при рентгене, деньги в карман врачу за операцию, 50 гривен медсестре за капельницу – это не хорошо и не плохо. Это – объективный механизм, который в течение десятилетий позволил сохранить хоть какое-то подобие медицины в стране. А, иногда – не подобие, а вполне квалифицированную медицинскую помощь.

В последние годы мы столкнулись с проблемой эмиграции квалифицированных медицинских кадров из страны. И эта проблема будет нарастать. Европа и Ближний Восток с удовольствием скупают украинских хирургов и медсестер.

И, повторюсь, поток эмигрантов будет только расти. Потому что мы можем долго говорить и даже до хрипоты спорить о медицинской реформе, бюджетном финансировании отрасли, государственном обязательном страховании, частных страховых компаниях и т.д., и т.п. Но любая реформа накроется медным тазом, если мы не сможем обеспечить финансирование семейного врача и операционной медсестры на уровне, хотя бы, 1 тыс. евро, а оперирующего хирурга – минимум 3 тыс. евро.

И здесь у меня возникает главный вопрос, который я неоднократно задавал многим из тех, кто готовил медицинскую реформу. Операция аппендицита ныне в среднем по стране стоит 200-300 стыдливых долларов в карман врача. За границей – в пять-десять раз больше, неважно – через государство, страховку или тем же кешем.

Так сколько она будет стоить после реформы? 300 гривен, в которые официально оценивается такая операция ныне? Или больница получит 300 долларов ее реальной стоимости? Или 500, чтобы официально выплатить налоги за врача и медсестер? Или тысячу, чтобы иметь возможность обучать специалистов, проводить ремонты и покупать медицинское оборудование?

Вопрос завис в воздухе. А нам с вами пока стоит задуматься над другим вопросом.

Что мы хотим: бесплатно “полечиться” или хороших врачей?!

Анатолій Велімовський

Голова Громадської наглядової ради КМКЛ ШМД

Автор:  спеціально для КМКЛ ШМД, Київська міська клінічна лікарня швидкої допомоги, Швидка, Лікарня швидкої допомоги, больница скорой помощи, Киевская больница скорой помощи, БСП, БСМП

Top